Об образе Огненной реки на Шуйном пути



I

1. Согласно Учению волхвов, человек обладает значительно большими возможностями, чем признаётся современной наукой, — как телесными (физическими), так и душевными (психическими). При этом одно столь тесно связано с другим, что вернее говорить о человеке как о психофизическом Живострое — едином Организме, существующем одновременно на различных уровнях Бытия.

2. Многие явления, признаваемые обыденными с точки зрения волхвов, воспринимаются в современном мире либо как религиозные «чудеса» выше человеческого разумения, либо как следствие душевной болезни. При этом все уверения волхвов в том, что данные явления вписываются в определённую «сетку» причинно-следственных связей и, следовательно, могут быть до определённой степени изучены и воспроизведены при соответствующих условиях — воспринимаются многими, в лучшем случае, как пустое бахвальство, а в худшем — как своего рода «святотатство». Что же касается душевных расстройств, то нужно заметить, что так называемая нормальность при внимательном рассмотрении зачастую оказывается лишь культурно обусловленным рубежом, который, на определённом уровне раскрытия сознания, может быть преодолён намеренно и без потери осознанности, как это бывает при действительных душевных расстройствах.

3. С точки зрения волхвов, человека ограничивает не столько мир вокруг него, сколько Образ Мира внутри его сознания. Символом границы, отделяющим описанную действительность от неизведанной Действительности, является Огненная река — река Смородина или Забыть-река (река Забвения), известная из русского фольклора, разделяющая собой Явь (мир Живых) и Навь (мир Мёртвых). Через реку перекинут Калинов мост «тоньше радуги». По нему переправляются в Навь души умерших, а также странствующие ведогонью (в теле сновидений) вещие люди — волхвы и шаманы, которые, в отличие от обычных людей, способны сознательно пересекать границу мира Живых и по собственной воле возвращаться обратно.

4. Выход за пределы мира Живых — за границу привычного Образа Мира — сопряжён не только с определёнными трудностями, но и с немалой опасностью. Тот, кто слишком «тяжёл», чтобы пройти по мосту, как это делают вещие люди, волхвы и шаманы, то есть слишком «заземлён», привязан к этому миру, — рискует упасть в бушующее пламя и «сгореть» в нём, то есть, попросту говоря, сойти с ума. Состояние же «перешедших грань» вещих людей часто описывается как «Священное Безумие», столь же отличное от обычного безумия, сколь Мудрость Ведания отлична от формальной осведомлённости о чём-либо.

5. Согласно Учению волхвов, раскрытие человеческого сознания возможно на трёх основных уровнях, соответствующих трём Ликам Сварожьего Триглава (Сварог–Перун–Велес):

1) Сварог (Творец Мироздания) — построение своего Образа Мира;

2) Перун (Небесный воитель, оберегающий Явь от Нави) — расширение и «охрана» границ своего Образа Мира;

3) Велес (Навий Владыка, Бог-Разрушитель, ведущий души живых существ и целые миры к Возрождению) — разрушение границ привычного Образа Мира, выход за пределы своего «я» и растворение в Беспредельном.

Таким образом, Сварог и Перун — Божественные Покровители Созидания и Сохранения — являются также Покровителями Десного пути, или пути Удаления от Источника; а Вещий Велес — Божественный Покровитель Разрушения (Растворения) и Пресуществления — является Покровителем Шуйного пути, или Тропы Возврата.



II

1. Я смотрю на пламя погребального костра, рвущееся ввысь с ладоней Земли к Вечному Небу. Я вижу, как языки пламени, подобные огненным змейкам, расползаются по сухой траве, на которой сложена погребальная Крада... Хлопья пепла, словно чёрные вороны, посланники Вещего Владыки — Того, Кто властвует в Смерти, — высматривающие себе новую добычу, кружат надо мной. Я ударяю посохом по объятым пламенем дровам, и тысячи искр — тысячи рождающихся и умирающих Вселенных — вспыхивают на миг и растворяются в Огне Вечности... Я сажусь рядом с огнём и закрываю глаза...

2. В непроглядных глубинах Космоса, в Сердце Предвечной Тьмы, во Время, когда ещё не было времени и пространства, Предсущее родило Своим Выдохом первый Огонь, что стал Отцом всем огням. Из Лона Матери-Тьмы родился Свет — из глубин Сердца Вещего родилось первое Священное Слово, слетевшее Огненной Птицей с языка Того, Кто речёт в Безмолвии. Перья с её крыл стрелами полетели во тьму, и клёкот Птицы возвестил начало нового Дня Богов... Поистине, так было и так будет...

3. Остатки мёртвого тела пожирает Семипламенный Бог, живущий на перекрестье дубовых поленьев, Ненасытный, Возносящий наши требы к Родным Богам. Посохом я разбиваю почерневший в огне череп, и дух, заключённый некогда в обители смердящей плоти, взмывает ввысь — ко Вратам Небесного Града, за которыми его ждут ушедшие прежде него... Неплотскими очами я вижу, как распахиваются Ирийские Врата, и слышу пение Голосов, сплетающих дивное кружево слов на Древнем языке... Посох в моей руке — Древо, ноги мои — корни, руки — ветви... Сердце моё исполнено тысячью зорких Глаз...

4. Я вижу реку, и Ладью, плывущую по ней, и Свет, что ярче тысячи Солнц. Вещий Кормчий правит путь Ладьи, и два вещих Ворона кружат над Его рогатой главой. На плечах Вещего — волохатая шкура, каждый волосок на которой — живой. Выпадет волосок — умрёт человек, либо зверь, либо кто иной, чей волос и сама жизнь подвластны Вещему... Гул, рождаемый бесчисленным множеством живых существ, и словно далёкий шёпот тысячи тысяч голосов — шум волны за кормой...

5. Я открываю правое око — я вижу: всюду Жизнь! Воды реки — бушующее пламя Вселенской Страсти, пламя плотской любви, коей предаются бесчисленные пары живых существ! Их тела сплетаются, трутся друг об друга, и новые существа приходят в мир, и Велесова Ладья скользит по их лоснящимся спинам, по разгорячённым страстью телам... Я открываю левое око и вижу: пламя Вселенской любви сменяется волнами разложения и гнили. Там, где только что бушевала жизнь, — плоть стремительно расползается, растекается зловонной слизью. Река превращается в смердящий поток крови и гноя, агонизирующей и гниющей плоти. Кожа трупов стремительно желтеет, лопается, изнутри её прорывают кости, слипшиеся от пузырящейся жижи волосы похожи на тонких червей — довершающих дело Вселенского распада... Плоть на моём челе расходится огненной раной — Вещее Око открывается, подобно Солнцу, нарождающемуся в Новый мир. И вмиг картина передо мной преображается. Я вижу Свет, заполняющий окоём, — Светом стали разлагающиеся тела, Светом стала Ладья, и берега реки, что раньше были словно в тумане — призрачные, безвидные, будто «кисельные», — оказываются не более чем условностью моего ограниченного прежде видения, и Тот, Кто правит Ладьёй, — Огненным Столпом пронзает вмиг небо и землю, верх и низ, — и нет уже ни верха, ни низа, есть лишь Свет, и Вещий — Источник Света — Сам растворяется в Свете, лучащемся из Себя, из ослепительно сияющей Пустоты...



III

1. Искать Высшую Истину умом — великое заблуждение. Чем больше мы говорим об Истине — тем дальше мы от Неё. Огненная река ограничивает наш мир — Образ Мира, существующий лишь в нашем уме. Перейти реку — значит, выйти за пределы своего ума, своего «дневного» сознания... Но кто стремится перейти реку? Тот, Кто пребывает в Обители Сердца, наша Высшая Самость — Божественное в нас? Но для Божественного нет преград ни в этом мире, ни в Том... Наш ограниченный человеческими обусловленностями ум — наша ложная самость? Но наш ум, наше ментальное «я» и есть тот барьер, который отделяет наш мир от Божественного Беспредельного! Разве может ум человека выйти за пределы себя самого?

2. Пекельное Пламя и Свет Ирия — равно присутствуют в нас как противоположные полюсы нашего сознания. Мы сами построили для себя темницу, двери которой запираются не снаружи, а изнутри. Огненные волны реки Смородины — бьются обжигающим прибоем в кровоточащей ране нашего разделённого сознания. Переправляясь с одного берега реки на другой, мы забываем, что видели на той стороне... Одна часть нашего существа не помнит, какими были мы прежде и Кем являемся на самом деле...

3. Многие люди стремятся побывать в так называемых изменённых состояниях сознания, хотя не знают, что такое сознание. Потребность пребывать в изменённых состояниях сознания — сродни голоду или половому влечению. Ни одна культура не могла обойтись без этого, — просто в одних культурах вхождение в изменённые состояния сознания сопровождалось священнодействиями, а в других — бытовым пьянством и рёвом обезумевших «фанатов» на стадионе. Одни раскрывали Божественную Премудрость, другие — примитивнейшие инстинкты своего существа...

4. Огненная река катит свои волны по кругу, омывая со всех сторон остров Сознания. Я вглядываюсь в её воды — они красны как кровь. Как Огненная Кровь Дракона на Тропе Возврата... Я делаю шаг вперёд...

5. Лишь тот, кто умеет ходить по земле, не оставляя следов — без груза прошлых привязанностей за плечами, — пройдёт по водам реки, будто посуху. Пламя не опалит его ног, и Огненные волны не сомкнутся над его головой. Следуя Возвратному Потоку, верный ученик и истинный потворник Вещего Владыки зачерпнёт чашей, сделанной из черепа, и выпьет залпом Огненную Кровь — Силу и Мудрость Учения волхвов, и Священное Пламя пресуществит его плоть, и Звучащее Безмолвие Вечности прольётся в его Сердце, и Свет его воссияет в Непостижимом, непроглядно Тёмном для очей плоти, Неразделённом Свете...

Ведающему — достаточно.



Слава Роду!